Поддержать
  • Тольятти
  • Афиша
  • Киноафиша
  • Новости
  • Фотоотчеты
  • Места
  • Поиск

  • Культура твоего города | Зачем оркестру дирижер и почему будет звучать Чайковский

    Зачем оркестру дирижер и почему будет звучать Чайковский

    27.10.18 11:04

    В Тольяттинской филармонии ожидается удивительная встреча с классикой. Симфонический оркестр Тольяттинской филармонии под управлением Владислава Ивановского в воскресенье, 28 октября, порадует поклонников Петра Ильича Чайковского интересной программой. Как известно, музыка Чайковского вечна, потому что прекрасна, и в этом нам позволит убедиться новая программа, составленная дирижёром оркестра Владиславом Ивановским. Этот концерт продолжит абонемент «Парад дирижеров».

    Владислав Ивановский - молодой дирижер, на счету которого участие во многих интересных проектах. В числе недавних — конкурсный проект Тольяттинской филармонии «Ступени мастерства», международный фестиваль искусств «Классика OPEN FEST» в качестве дирижера Молодежного симфонического оркестра Поволжья, участие в спецпроекте филармонии «Возвращение домой». В 2016 году Ивановский выступил дирижером-постановщиком оперы Б. Бриттена «Маленький трубочист, или Давайте создадим оперу!», в 2014 году принимал участие в постановке оперетты Жоржа Бизе «Доктор Миракль». Помимо работы в филармонии Владислав Ивановский является дирижером оркестра Детской музыкальной школы N 4 им. В. М. Свердлова.

    28 октября концерт «Чайковский - мелодия жизни!» начнется с очаровательных Марша и Гавота из Сюиты №1, далее публику околдует знаменитая «Мелодия» Чайковского, солировать в которой будет первая скрипка оркестра Светлана Осташко. Это произведение нечасто можно услышать в сопровождении симфонического оркестра, тем более в аранжировке русского композитора Александра Глазунова. Завершит первое отделение романтическая музыка увертюры-фантазии «Ромео и Джульетта». Во втором отделении прозвучит Пятая симфония – одна из вершин мировой симфонической музыки. Произведение о жизни и судьбе, роковых силах, мешающих человеку, и извечных его устремлениях к свету и радости.

    Накануне концерта нам удалось встретиться с Владиславом Ивановским и расспросить его обо всём.

    - Моя семья имела опосредованное отношение к музыке. Отец всю жизнь работал на ВАЗе. Мама - преподаватель истории, в детстве окончила музыкальную школу по фортепиано и иногда играла дома. Лет с четырех меня часто оставляли у бабушки. Я развлекался тем, что развешивал на веревках баночки-скляночки, ложки и тарелки, а потом бренчал по ним. «Мой оркестр» - так я называл эти приспособления. В Лицее искусств я учился играть на фортепиано, а однажды спросил: «Где меня могут научить петь?» Мне ответили: «Мальчик, иди в музыкальное училище на хоровое дирижерское отделение». И я пошел. И научился не только петь, но и дирижировать хором.

    После окончания училища поступил в Российскую академию музыки им. Гнесиных на отделение хорового дирижирования. Я до сих пор помню тяжелые вступительные экзамены, была страшная жара в столице, в общежитии стояли какие-то свечки на подоконнике, они все расплавились. Параллельно для подстраховки сдавал экзамены в Московский институт музыки им. Шнитке. Нагрузка была огромная. Я приходил вечером в общагу, падал на кровать, и мне снились страшные сны (смеётся). В итоге я поступил в Гнесинку. Там была особенная атмосфера, великолепные учителя. Мой педагог по хоровому дирижированию Владимир Сорокин долгое время работал хормейстером в капелле Юрлова.

    Когда мне разрешили совмещать факультеты хорового и оркестрового дирижирования, моим профессором стал Сергей Скрипка – руководитель Российского оркестра кинематографии. Своими учителем я также считаю Владимира Ивановича Федосеева. Он подарил бесценный опыт практики работы с Большим симфоническим оркестром имени Чайковского. Из 15 стажеров выбрал 5 и дал нам репетицию, занимался тщательно, кропотливо. Тогда для работы мне досталась Шестая симфония Чайковского. Есть ещё один человек, которого я считаю своим учителем - Владимир Александрович Понькин, он руководит оркестром музыкального театра Геликон-опера.

    - Зачем в оркестре дирижёр? Это интересный вопрос. Но я бы начал с того, что были в истории случаи существования оркестров без дирижёров. Стоит обязательно вспомнить начало ХХ века, где-то 20-30-е годы в России, эпоху авангардных поисков и смены всего. Некоторая группа музыкантов решила организовать оркестр «Персимфанс», что можно расшифровать как «Первый симфонический ансамбль Моссовета». Они исполняли музыку без дирижёра. Играли известные и сложные сочинения. И даже в дневниках Сергея Прокофьева есть запись, что нынче в Москве самое интересное - «Персимфанс». Но для того, чтобы добиться высококлассного слаженного звучания, они тратили гигантское количество времени. Дирижер - организационное звено, которое, находясь в процессе музицирования, смотрит на этот процесс со стороны. Дирижер следит за балансом, соблюдением штрихов, интонаций, но не только сугубо техническими вещами он занимается. Дирижёр - объединяющее звено, он даёт музыкантам идею произведения. Если дирижёр делает это убедительно, то музыканты ему верят, они за ним идут, в итоге получается нечто цельное. Ведь одно и то же произведение можно прочесть по-разному. Дирижёры, которые для меня особенно ценны, - Клаудио Аббадо, Риккардо Мути и, безусловно, Герберт фон Караян. Из отечественных – Евгений Мравинский, Евгений Светланов, Валерий Гергиев. И, конечно, мои наставники Владимир Федосеев, Сергей Скрипка, Владимир Понькин, Анатолий Левин.

    - Когда я начал работать с Симфоническим оркестром Тольяттинской филармонии, проблем было много. Но за эти два года оркестр очень сильно вырос. Он кардинально поменялся в плане отношения к звуку, реакции на дирижера, внимания. И это не только моё мнение.

    Как известно, по-английски дирижёр - conductor, тот, кто управляет, ведёт. Ференц Лист был не только пианистом и композитором, но и дирижером. Он говорил: «Мы не гребцы, мы кормчие». Поэтому оркестр сложно сравнить с каким-то природным явлением, а вот с механизмом управляемым, например, с автомобилем - можно. Ты начинаешь дирижировать, как правило, небольшими ансамблями, потом оркестрами, и чем выше уровень оркестра, тем его больше можно сравнивать с повышением уровня качества авто. Если это «топовые» оркестры, с которыми мне приходилось общаться, например, Большой симфонический оркестр или оркестры, которые я встречал на стажировке у Спивакова, ощущение такое, что ты - капитан корабля огромного лайнера, который идёт в океане, и для того, чтобы сделать разворот, он движется очень плавно, с некоторой задержкой во времени, но делает всё, что ты хочешь, и очень благородно. К такому уровню я и веду наш оркестр.

    - Ежедневный ритм моей жизни - репетиции по 3-4 часа в филармонии и подготовка к следующим дома. Для поддержания себя в форме помогают велосипед, прогулки в лесу, ролики, тренажерный зал. Если я этого не буду делать, то не смогу отдавать энергию, необходимую музыкантам.

    - Меня привлекает любая хорошая музыка, я пришёл в музыку и влюбился в неё, услышав «Битлз», их мелодии. Затем открыл для себя рок-оперу Уэббера «Иисус Христос- суперзвезда», там уже была совершенно другая форма, объёмы звучания. Следующим этапом стал Глинка с оперой «Руслан и Людмила». Вот такой путь был у меня был к классике.

    - Стараюсь не замыкаться на чём-то одном, для ушей полезно переключаться на разные стили, а иногда и лес послушать. В свободное от работы время часто включаю Радио-джаз, новинки всяких альтернативных команд вроде Tinavie. Я считаю, что будущее музыки за смешанными направлениями. В этом плане мне нравятся эксперименты рок-групп с симфоническим оркестром. Талантливая музыка остается вне времени и, конечно, вне политики. Это по-настоящему здорово.

    - Конечно, мне порою не хватает той культурной среды обитания, к которой привыкаешь, когда учишься в столице. Той насыщенной музыкальной жизни. В годы учёбы я старался всё в себя впитать. После лекций шёл на концерты, в театры. Тем более, Большой зал консерватории и даже Большой театр были доступны для бесплатных посещений студентов-музыкантов.

    Московская студенческая атмосфера была потрясающей: мы тусовались, попадали на совершенно фантастические репетиции — Джеймс Ливайн, Александр Лазарев, Лучано Паваротти, Теодор Курентзис, Густаво Дудамель, мастер-классы, стихийные выступления, поездки в Санкт-Петербург в составе камерного хора Владимира Минина... Я часами просиживал в тон-студии Мосфильма, когда оркестр кинематографии записывал музыку к очередному фильму, приходили Эдуард Артемьев, Никита Михалков... Мы впитывали в себя энергетику, любую информацию от талантливых людей.

    - Кроме оркестра филармонии, я работаю с оркестром музыкальной школы №4, раньше был еще третий оркестр в музыкальном колледже. Оркестр музшколы организовали три года назад, я веду его с самого начала и вижу, как дети растут, развиваются, учатся. А выпускники колледжа, мои бывшие студенты, приходят на репетиции и выступления нашего оркестра детской школы. Им это нравится. Я убежден, что классика должна быть основой обучения. Я пишу аранжировки, адаптирую классические произведения, а в качестве сюрпризов мы играем «Битлз» или «Аббу». Это тоже отлично звучит в струнном оркестре.

    - По воспоминаниям современников, Пётр Ильич был скромным, застенчивым человеком, в обыденной жизни абсолютно непрактичным. Он очень критично относился к своим работам, всегда был недоволен собой, стремился к идеалу… Я выбрал Чайковского, потому что очень люблю его музыку.

    Автор: Ладо Мирания

    В афише: «Чайковский — мелодия жизни»

    Официальный партнер

    Тольяттинская филармония


    Как к Вам обращаться: Email для связи: Ваше сообщение:

    support@yourculture.ru


    Закрыть